Кристиан Крон (1882-1959). Живопись (16+)

15 мая - 20 июля 2014

Кристиан Крон показался на русском художественном поле в конце 1900-х годов, одновременно с формированием норвежского модернизма, фигурами Жана Хейберга, Людвига Карстена, Пера Крога, Акселя Револьда и др. Однако, его творческая карьера сложилась совсем иначе, и сами норвежцы признают, что взлет его искусства пришелся на период жизни в России Корнелиус Крон (Ксан или Эксан Крон) родился в Бергене в семье потомственных моряков в 1882 году. Свое художественное образование он начинает в 1898 году в Художественно-промышленном училище в Осло у известного художника-декоратора Вильгельма Крога. Меняя учителей, в 1902 году Крон заканчивает училище и решает ехать учиться дальше - в Гельсингфорс (Хельсинки) к Альберту Гебхарду. Именно Гебхард пробуждает у него интерес к русской живописи и к продолжению образования в петербургской Академии художеств. За 4 месяца в Академии Крон существенно продвинулся в рисунке, работе с обнаженной натурой, уверенно почувствовал себя в живописи. Однако, из-за революционных событий классы закрыли, и дорога юного художника пролегла в Мюнхен и, неизбежно, в Париж. Прилежные занятия в Академии Коларосси в числе других норвежских студентов, работа с натурой в Академии Гранд Шомьер, - и Кристиан Крон постепенно втянулся в художественную среду Парижа. Благодаря своей полурусской подруге, тоже художнице, - впоследствии она станет его женой, – Юлии де Хольмберг, он был гостеприимно принят Елизаветой Кругликовой, в мастерской которой собирался рафинированный круг русской интеллигенции. Здесь образовались дружба и связи, которые решительно повлияли на творческий выбор и судьбу молодой четы Кронов. Так, Александра Экстер увлекла их в Киев, опекала их там, познакомила со многими художниками и культурными деятелями, привлекала работы на выставки. Главный редактор журнала «В мире искусств» Александр Филиппов берет на выставку сразу 40 работ Кристиана, предлагает сотрудничество Владимир Издебский, в Киеве проходит музейная персональная выставка Кронов (Киевский художественно-промышленный и научный музей императора Николая Александровича», ноябрь 1911 г.). Искусство Кристиана Крона, окрашенное парижскими влияниями, пропущенными через северную ментальность, признали и полюбили в Киеве, но Александра Экстер прокладывает его путь дальше – к выставкам «Бубнового валета», в которых он участвует, начиная со второй – в январе 1912 года. Кроны покинут Киев, и Кристиан вернется туда лишь раз – на выставку «Кольца» 1914 г. по приглашению той же Экстер и другого замечательного художника - Александра Богомазова. 
Выставка «Бубнового валета», безусловно, привлекла Кристиана своей драматургией, предлагавшей оценить русское понимание французских идей и сравнить его непосредственно с произведениями этих авангардистов. Такого контекста Крону не хватало в Киеве, и он смог ему соответствовать, хотя и прозвучал абсолютно отдельно, продолжая использовать опыт французской предкубистической живописи. Критика не оставила его незамеченным. Свой подход Крон сохранит и на выставке «бубновалетцев» 1916 года, где преобладали крайний сезаннизм и беспредметность. Жизнь в богатой художественными новшествами Москве, знакомство с Малевичем, Татлиным и Лентуловым, увлечение их идеями не вносят резких сдвигов в живописную систему Крона. В открытиях Гогена, Синьяка, Дерена, Марке в области пейзажа, а в портрете— Матисса и Вана Донгена— Кристиан по-прежнему ощущает много еще не раскрытых возможностей. Вместе с тем, в отдельных портретах этого времени нельзя не отметить и влияний окружения, как пишет Г.Ф. Коваленко, «беспредметные формы вторгаются в изображение».
Оригинальный авторский стиль в сочетании с высокой европейской культурой живописи, очевидно, пришлись по вкусу Сергею Ивановичу Щукину, который был знаком с художником еще с парижских времен по кругликовской мастерской. Именно Щукин смог объяснить ему ценность открытий Матисса, которые Крон принял не сразу. Прошли годы, и великий коллекционер выбрал Крона своим портретистом. Оба портрета, исполненные художником, сейчас хранятся в Государственном Эрмитаже, а тогда один из них занял место на стене в особняке на Знаменке. Соседство с «Видом Коллиура» (1905) и «Дамой на террасе» (1907) Анри Матисса и «Дамой в черной шляпе» (1907-1908) и «Антонией ла Кокинера» (1910-1911)  Ван Донгена портрет Кристиана Крона выдерживал вполне.
Революционные события вновь переменили судьбу мастера, и в начале 1918 года Кристиан и Юлия возвращаются в Осло. Газета Сандефъюр Блад писала о нем: «Он вернулся, как освежающая непогода, так же как Мунк в свое время, неповторимый и независимый от других своих соотечественников». Искусство Кристиана Крона, его пластическая культура, воспитанное французской живописью упрощение формы и колорита, эстетическая сдержанность, вкус, любование женской моделью и художественная точность мужских портретов были уже хорошо известны норвежцам по выставкам 1910-х годов. Кристиан Крон проводил выставки, получал заказы.
Привыкший к кочевой жизни, он много путешествовал. Дальние страны привлекали свежестью впечатлений и сюжетов, там его полотна наполняются новым колоритом типажей, улиц и портов. Яркие и влажные тропические пейзажи удаются ему не хуже, чем суровая природа фьордов.
На выставке собрано почти 40 работ, ретроспективно представляющих этапы творческой биографии мастера. Среди них можно увидеть знаковые работы русского периода: «Портрет Сергея Ивановича Щукина» , «Портрет» (1916), «Пьеро», «Парк», «Женщина с веером», «Натюрморт», «Собор в Москве».
К выставке подготовлен каталог с научной статьей доктора искусствоведения Г. Ф. Коваленко, исследующей в подробностях русский отрезок творчества Кристиана Крона. Она основана на большом документальном материале, рассматривает и вписывает в культурный контекст имя и наследие художника, является первым подобным трудом в отечественном искусствознании.